Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности

Неприкосновенность собственности

Принцип неприкосновенности собственности, в том числе частной, закладывает основы имущественного правопорядка в экономике. Здесь впервые получает отражение характеристика вещных прав как абсолютных: одному собственнику или субъекту иного вещного права противостоят все остальные лица, обязанные не нарушать его право.

Неприкосновенность собственности провозглашена в:

  • — Конвенции о защите прав человека и основных свобод [1], положения Протокола № 1 к которой предусматривают, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности, никто не может быть лишен своего имущества кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права, государство вправе обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами (ст. 1);
  • — в ч. 2 ст. 8 Конституции РФ, которая предусматривает признание и защиту равным образом всех форм собственности.

Ей аналогичен п. 4 ст. 212 ГК.

Во-первых, принцип неприкосновенности собственности выступает гарантией права собственности — основы имущественных отношений, составляющих крупную группу в предмете гражданского права. Во-вторых, в Конституции РФ и ГК устранен существовавший ранее приоритет в защите государственной собственности.

Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал: в силу таких фундаментальных принципов, как верховенство права и юридическое равенство, вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между требованиями интересов общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью, с тем чтобы обеспечивался баланс конституционно защищаемых ценностей и лицо не подвергалось чрезмерному обременению.

Конституция РФ, наделяя федерального законодателя определенной дискрецией при регулировании права собственности и связанных с ним отношений по владению, пользованию и распоряжению имуществом (ст. 71, п. «в» и «о»), закрепляет в ст. 55 (ч.

3), что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Из данной нормы Конституции РФ во взаимосвязи с ее ст. 8, 17 (ч. 3), 19 (ч.

1 и 2), 34 и 35 вытекает, что ограничения права собственности могут вводиться федеральным законом, если только они необходимы для защиты других конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности), носят общий и абстрактный характер, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо данного конституционного права, т. е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм [2].

Конституционный Суд РФ также указывает, что право частной собственности, по смыслу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, может быть ограничено федеральным законом при наличии названных в этой норме обстоятельств с предоставлением справедливой соразмерной компенсации [3].

Чаще всего принцип неприкосновенности собственности сводят к запрету лишения кого-либо своего имущества иначе как по решению суда [4] [5] [6]. «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). ГК расширяет эту норму, устанавливая кроме возмещения стоимости имущества правило возмещения убытков (ст.

16, 235 ГК).

Представляется, что здесь надо выделять три аспекта.

Закон устанавливает исчерпывающий перечень оснований принудительного прекращения права собственности (ст. 235, 237—243, п. 4 ст. 252, п. 2 ст.

272, ст. 282, 285, 293 ГК).

Безвозмездное изъятие имущества у собственника возможно только по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация — ст. 243 ГК).

В остальных случаях устанавливается соразмерная компенсация, возмещение убытков.

Особенно актуально акцентирование внимания законодателя на возмездности изъятия имущества у собственника по инициативе государства, для государственных или муниципальных нужд (ст. 239, 240, 306 ГК и др.).

«Обращение в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением стоимости этого имущества и других убытков в порядке, установленном статьей 306 настоящего Кодекса» (п. 2 ст. 235 ГК).

Конституционный Суд РФ, принимая во внимание ст. 35 Конституции РФ и ст. 1 ГК, пошел по пути расширительного толкования: например, принудительное отчуждение имущества при условии предварительного и равноценного возмещения возможно не только для государственных нужд, но и в случаях, когда оно осуществляется в целях «общего для акционерного общества блага»; вмешательство в право собственности акционеров акционерного общества носит оправданный, не противоречащий Конституции РФ характер и допускается только при наличии эффективных правовых средств, направленных на преодоление конфликта интересов преобладающего и миноритарных акционеров [7].

Применительно к действиям государственных органов и органов местного самоуправления следует различать правомерные действия, когда собственнику предоставляется компенсация ущерба, и незаконные действия, когда собственнику в рамках защиты его права возмещаются убытки.

«В случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации» (ст. 161 ГК).

«Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием» (ст. 16 ГК).

Их объединяет помимо факта умаления интересов собственника со стороны государственных органов и органов местного самоуправления необходимость сочетания принципа неприкосновенности собственности и обеспечения баланса прав и законных интересов всех участников оборота, в связи с чем защита права собственности и иных вещных прав также должна осуществляться на основе соразмерности и пропорциональности [8].

Акты государственных органов и органов местного самоуправления, судебные решения, прекращающие право собственности, могут быть обжалованы в судебном порядке (ст. 13, 243 ГК и др.). Споры о возмещении убытков также разрешаются судом (ст.

241, 242, 306 ГК и др.).

Реализация принципа неприкосновенности собственности тесно связана с принципами свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства в частные дела, беспрепятственного осуществления права, восстановления и защиты нарушенных прав.

Защита права собственности в практике Европейского Суда по правам человека

Володин Андрей,
ЧОУ ВПО «Омская Юридическая Академия», г. Омск

Европейский Суд по правам человека (далее – ЕСПЧ) рассматривает споры, связанные с нарушением прав человека и гражданина государствами, ратифицировавшими Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (далее – Европейская конвенция) и Протоколы к ней. Единственным экономическим правом, среди прав, сформулированных в нормах международного права, под прямое действие Европейской конвенции попадает исключительно право собственности.

Для уяснения роли ЕСПЧ в защите права собственности необходимо понимать, что ЕСПЧ принимает к производству только дела о нарушении прав человека, напрямую гарантированных Европейской конвенцией и Протоколами к ней. Первоочередной направленностью Европейской конвенции является обеспечение защиты гражданских и политических прав, в то время как правовая регламентация защиты социально-экономических прав отсутствует.

Европейская конвенция включает в себя две категории гарантируемых прав и свобод человека:

1) личные и политические права (право на жизнь – ст. 1; право на достоинство в форме запрещения пыток и иного бесчеловечного обращения, свобода передвижения – ст. 2 Протокола № 4 и др.);
2) социально-экономические права (право на уважение частной собственности – ст. 1 Протокола № 1; свобода мысли, совести и религии – ст. 9; свобода выражения мнений – ст.

10; право на образование – ст. 2 Протокола № 1).

Функции Совета Европы по защите прав и свобод человека осуществляются не только в отношении прав и свобод, непосредственно закрепленных в Европейской конвенции, но и в отношении тех прав и свобод, которые были выведены в ходе интерпретационной деятельности ЕСПЧ из смысла Европейской конвенции. Прав и свободы человека, выведенные ЕСПЧ путем интерпретации, признаются в качестве прав и свобод присущих Европейской конвенции или вытекающих из нее.

Единственным экономическим правом, гарантируемым Европейской конвенцией является право собственности. Ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20 марта 1952 г. говорит нам о том, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности.

Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Данная норма распространяется на права и обязанности физических и юридических лиц, носящих гражданско-правовой характер. Соответственно частные лица обладают правом беспрепятственного пользования своей собственностью.

Государство в целях защиты публичного порядка должно контролировать условия использования собственности, не допуская при этом нарушения имущественных прав частных лиц.

В соответствии с положениями информационного письма Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.12.1999 № С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие», при отправлении правосудия арбитражные суды РФ должны принимать во внимание принципы, применяемые ЕСПЧ при защите имущественных прав.

В настоящее практика ЕСПЧ сложилась таким образом, что к объектам права собственности относится любое частное право, представляющее имущественную ценность. Также ЕСПЧ были выработаны два фундаментальных признака определения объекта, являющегося имуществом:

1) признак экономической ценности состоит в том, что имущество обладает экономической ценностью, определяемой в денежной форме на основе объективных критериев;
2) признак реальности предполагает, что имущество должно быть наличным и юридически принадлежать заинтересованному лицу.

При рассмотрении дела «Хендисайд против Соединенного Королевства» ЕСПЧ дал важные разъяснения относительно понятия имущества, указав, что все различные термины относятся к концепции собственности в обычном смысле этого слова, именно это означает частную собственность, как движимую, так и недвижимую.

Помимо всего прочего, ЕСПЧ отметил, что под понятием собственности могут пониматься также акции, денежные требования, основанные на договорах или гражданско-правовых деликтах, а также ряд экономических требований, имеющий под собой публично-правовую основу, в частности, льготы, получаемые в рамках системы установленного законодательством обязательного страхования.

Одним из дискуссионных вопросов защиты ЕСПЧ права собственности является вопрос о возможности признания имуществом лицензии на осуществление определенной деятельности. ЕСПЧ поясняет, что отнесение лицензии к объектам права собственности зависит от возможности возникновения у владельца данной лицензии разумных и законных ожиданий относительно долгосрочного характера этой лицензии и возможности извлечения выгоды от деятельности, осуществляемой на основе данной лицензии.

Наиболее спорной категорией дел, рассматривая которые ЕСПЧ осуществляет защиту права собственности, являются дела по незаконному взысканию налогов, штрафов и иных обязательных платежей. В российском праве данная категория дел регулируется налогово-правовыми, а не гражданско-правовыми нормами. В таком случае, главной задачей, стоящей перед судом, является оценка правомерности действий налоговых органов.

ЕСПЧ подходит к данным делам сквозь призму умаления собственности частного лица со стороны фискальных органов и неправомерного посягательства на него.

При рассмотрении дел, связанных с осуществлением контроля за использованием имущества, ЕСПЧ учитываются два существенных момента:

1) уровень обеспечения установленным законодательством контролем за использованием имущества реализацию общих интересов;
2) соответствие действующего законодательства в сфере контроля за использованием имущества преследуемой цели.

При осуществлении защиты права собственности, ЕСПЧ осуществляет не только защиту классических правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом, но также прав и экономических требований, непосредственно вытекающих из права собственности. В качестве примеров можно привести длительное неисполнение решения суда по имущественному спору, излишнее взыскание налогов и штрафов, невозможность для собственника пользоваться своим имуществом вследствие ухудшения экологической ситуации, необоснованное лишение (ограничение) права наследования, споры между арендаторами и собственниками, повреждение имущества во время военных операций и многое другое.

Адвокат в ЕСПЧ
— будущие доходы: в случае, если они уже были заработаны, но не были выплачены, или когда требование об их выплате обладает исполнительной силой; — лицензия на осуществление коммерческой деятельности, а также интересы, связанные с ее использованием, считаются имуществом, поэтому отзыв лицензии может являться вмешательством в право на уважение собственности;
IIНикто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Европейские стандарты защиты имущественных прав и - их - применение в - России
Для иллюстрации широты охвата разработанной Судом концепции, необходимо привести несколько примеров из практики Суда: Настоящая статья посвящена правовым стандартам защиты имущественных прав, которые сложились в практике Европейского Суда по правам человека как результат применения положений ст.1 Протокола 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Статья 1 данного Протокола звучит следующим образом:

Для квалификации того или иного объекта правоотношения в качестве имущества, Суд разработал два критерия:
Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности
Дата:. Номер жалобы: 59498/00. Статьи Конвенции: Протокол 1, ст.

1, 6. Уровень значимости: Сборник — высокий. Постановления и решения Европейского суда по правам человека, где в качестве основного нарушения рассматривалась статья 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Суть: заявитель утверждал, в частности, что неисполнение вступивших в законную силу решений суда, вынесенных в его пользу, является нарушением Конвенции.

Об операциях с недвижимостью читайте в следующих статьях:

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.