Как Сидят Убийцы в Сизо • Решётки на окнах

Да нет, уже понятно, что длительная… В общем, основная моя задача здесь — бороться за свое честное имя. Черт его знает, может и получится. В любом случае, надеюсь, крыша у меня, как у некоторых, не съедет. Хотя, сказать, что у меня сейчас все в порядке с головой, тоже не могу. Текст для меня совершенно не характерен. Да и сосредоточиться сложно.

Из касты «обиженных»

Я посещал церковь на территории СИЗО. До этого в детстве мы с приемной мамой и бабушкой постоянно ходили на службы в церковь. Я там стоял, исповедовался, замаливал грехи. Даже если ругался матом, просил прощения у Бога. Приемная мама — очень верующий человек: молилась, соблюдала все посты, у нее очень строго с этим было.

Его не опустят и бить не будут»: Что ждет на зоне доцента-расчленителя

За полтора года в нижегородской образцово-показательной ИК-2 можно успеть привыкнуть ко всему – к отсутствию теплой одежды и нормальных продуктов, к сигаретам «Тройка» и несъедобным консервам из тюремного магазина, к бане раз в неделю и ноющей зубной боли после каждой простуды, к отсутствию горячей воды зимой (и это еще не самый плохой расклад).
В любом случае, надеюсь, крыша у меня, как у некоторых, не съедет. Мы приехали с супругой в отделение сообщить, что произошла ошибка.

Да нет, уже понятно, что длительная… В общем, основная моя задача здесь — бороться за свое честное имя. Черт его знает, может и получится. В любом случае, надеюсь, крыша у меня, как у некоторых, не съедет. Хотя, сказать, что у меня сейчас все в порядке с головой, тоже не могу. Текст для меня совершенно не характерен. Да и сосредоточиться сложно.

Готовы ли Вы сообщать о нарушениях ПДД через Госуслуги?
ДаНет

С первого дня, как меня закрыли, я молился»: парень, которого по ошибке посадили на полгода в колонию, рассказал, через что ему пришлось пройти в СИЗО и на зоне — ИА «Версия-Саратов»

Кормили неплохо для тюрьмы. Слышал, бывало и хуже. На завтрак каша. Обед: первое, каша или макароны. На ужин либо селедка соленая, либо жареная с похожим гарниром. Мяса, честно сказать, маловато было. Овощи либо в обжаренном виде, либо в необычном сочетании — например, капуста, лук, свекла. На воле я б не стал такое кушать, но там нормально, можно прожить.

Как живёт общая камера в тюрьме |

За полтора года в нижегородской образцово-показательной ИК-2 можно успеть привыкнуть ко всему – к отсутствию теплой одежды и нормальных продуктов, к сигаретам «Тройка» и несъедобным консервам из тюремного магазина, к бане раз в неделю и ноющей зубной боли после каждой простуды, к отсутствию горячей воды зимой (и это еще не самый плохой расклад).
В любом случае, надеюсь, крыша у меня, как у некоторых, не съедет. В течение первой недели ты сидишь в одной камере, якобы на карантине.

— Я уже там поняла, что самое унизительное, что может быть в жизни человека – это голод, – вспоминает одна из бывших заключенных. Это когда ты все время хочешь есть, потому что баланда – это ничто. Тебе есть нечего, а рядом кто-то сидит и вкусно кушает. Иногда в людях это порождает ненависть – за то, что ты ешь. И они начинают тебе вредить, за тобой следить, стучать на тебя по поводу и без.

Тюремный днeвник, часть I

Первое время у меня была злость на приемную мать и сводного брата, за что они со мной так поступили. У меня еще осталась обида, но зла я не держу, мстить не планирую. Я бы просто не хотел их сейчас видеть и пересекаться. За то, что они сделали, они должны быть наказаны. Не мне их судить, наказывать — для этого есть правосудие и воля Всевышнего, который сам всё видит.

Статья 228 УК РФ – всё, что вы боялись спросить |

Наши герои и эксперты считают, что услугами обиженных могут пользоваться до 70% заключённых. По их оценкам, в зонах не менее
10-15% «петухов», из них около 40% – так называемые «рабочие». Это субъективные оценочные данные, точной статистики, учитывая табуированность темы, разумеется, нет. Получается, в однополые связи вовлечено большинство мужского тюремного населения.
Иногда в людях это порождает ненависть за то, что ты ешь. Но не было такого, чтобы все напали на одного и забили.

«Свободная пресса» начинает публикацию «тюремного дневника» человека, до сих пор проходящего по уголовному делу с «экономической подоплёкой». По понятным причинам мы не указываем его настоящие имя и фамилию. Сегодня «СП» приводит первую часть записок, а всего будет опубликовано 5 глав.

Женщина в тюрьме. Часть 3. Самое трудное в зоне – не стучать — Русь Сидящая

– Они звонят мне из тюрьмы и спрашивают: “А что значат лучи у звезд?” Они у бабы спрашивают, что это обозначает. Я говорю: “Не знаю, что обозначают лучи, но что черное – воровское, белое людское – я знаю”. Они ничего не знают, им не у кого спросить, – рассказывает одна из бывших заключенных. Старых воров в зонах осталось немного.

Туалет в камере

— У нас была девочка-дневальная, и она просто по роду деятельности должна была стучать, потому что на них же тоже давят. И она стучала, – вспоминает Екатерина. – Но она согласовывала с другими заключенными, что будет говорить. Это было примерно так: “Слушай, ты же все равно выходишь через неделю, тебе ничего не будет. Я скажу, что у тебя еда в шкафчике?” И все нормально соглашались.
Наши герои и эксперты считают, что услугами обиженных могут пользоваться до 70 заключённых. А педофилия удобная статья, жизнь у осужденного фактически заканчивается.

Бывший заключенный Слава отсидел в общей сложности 17 лет, и большую часть сроков в статусе «обиженного» (сюда попадают в том числе мужчины, имевшие опыт в пассивной роли). Он рассказал о том, как живётся на низшей ступени тюремной иерархии.

Будут ли проблемы в тюрьме с 228?

Кстати, матрас – одна из основных ценностей в камере. За хороший матрас сотрудники учреждения и хозотрядники берут взятки. Опытные сидельцы запросто отдают за двойной матрас хорошие кроссовки или кожаную куртку. В старых СИЗО матрас выдаётся при заезде и подследственный таскает его с собой по камерами в виде так называемой «скрутки» (матрас вместе с бельём).

юристы
Мнение эксперта
Черноволова Александра, главный оператор и консультант
По всем сложным вопросам обращайтесь ко мне!
Задать вопрос эксперту
Сколько людей сидит по статье 228 в России? • Грубо говоря, парацетамол это лекарство от всех болезней. Так как таких туалетов в УИС практически не осталось, выходит из оборота и жаргонное обозначение. Пишите и задавайте вопросы, я с удовольствием вам помогу!

Можно ли освободиться условно-досрочно по ст. 228 УК РФ

В лагере была более-менее лояльная атмосфера, жестокости не было. Бывало, по какому-то принципу (например, землячество) люди дружат друг с другом, а других отстраняют. Но не было такого, чтобы все напали на одного и забили. Любые конфликты с заключенными я старался сводить на «нет». Драки вообще не стоит там затевать: за это можно получить еще срок, либо тебя куда-то закроют.
Фрукты, сладости и все остальное если только в передачках. На Садовом кольце Должен сказать, что двоих я раскидал.

Тюремные кровати (🗣«шконки»)

«Просто 228»
Получилась очень интересная штука. Поскольку я вообще не чувствовал за собой никакой вины (а в тот момент вообще не понимал из-за чего все началось), то воспринимал, да и до сих пор воспринимаю ситуацию очень отстраненно — вот такая, мол, у меня получается сложная командировка; может быть, даже длительная… Впрочем, и в этом случае легче уехать в пресс-хату, чем нажить проблем в своей камере.
– Они звонят мне из тюрьмы и спрашивают: “А что значат лучи у звезд?” Они у бабы спрашивают, что это обозначает. Я говорю: “Не знаю, что обозначают лучи, но что черное – воровское, белое людское – я знаю”. Они ничего не знают, им не у кого спросить, – рассказывает одна из бывших заключенных. Старых воров в зонах осталось немного.

Решётки на окнах

О женской красоте понятия в колониях такие же, как и на воле – красивая фигура, опрятная одежда. А одежда у всех женщин в колонии одинаковая – форма. И форму эту перешивают и ушивают кто как может, делают дополнительные разрезы на юбках. Форма одна, и ее просто надо иногда стирать, а переодеться не во что.

География камеры

Запрещённый секс порождает не только распространение ВИЧ, но и психологические, а то и психиатрические проблемы у людей, которые практически ежедневно подвергаются сексуальному насилию. Идёт тотальное сокрытие таких преступлений, администрация никогда не выносит факты изнасилований, потому что это негативно влияет на отчётность учреждения.
Они ничего не знают, им не у кого спросить, рассказывает одна из бывших заключенных. И форму эту перешивают и ушивают кто как может, делают дополнительные разрезы на юбках.

🟠 Проходите опрос и получайте консультацию бесплатно

🟠 Свой вопрос впишите в форму ниже

Оцените статью
Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.